Юрий (taimyr) wrote,
Юрий
taimyr

Category:
Фильму "Кин-дза-дза" 20 лет

Сегодня мы с помощью создателей картины можем проследить, как складывалась судьба фильма на планете Земля (номер 013 в тентуре).
Сотворение Плюка
Из разговора с Георгием Данелия, режиссером и соавтором сценария:
- Я улетал из Тбилиси, провожал меня сценарист Резо Габриадзе. Мы с ним начали болтать, и вдруг у нас сама собой "наболталась" история о том, как два человека оказались на другой планете. То, что мы писали два месяца, пришлось выкинуть: история никуда не вела. И вот тогда-то я набросал эскиз ракеты - пепелаца. Всё много раз менялось, но именно такой пепелац через несколько лет появился у нас в картине. Над сценарием мы работали долго. У меня, в Москве. Но потом у меня начался ремонт, и мы перебрались в гостиницу грузинского постпредства, где жил Резо. А там окна выходят на посольство какой-то африканской страны. И вот, когда мы уже потеряли счет времени, я спрашиваю у Габриадзе: "Резо, сколько времени мы пишем сценарий?" Он говорит: "Вон, видишь, там у посольства постовой стоит?" Я говорю:"Вижу". "А в каком он чине?" - спрашивает Резо. "Ну, старший лейтенант", - говорю я. "А когда мы начинали, он был сержант", - отвечает Резо.
Из разговора с Юрием Яковлевым, исполнителем роли пацака Би:
- В сценарии я ничего не понял. Но на роль инопланетянина тем не менее согласился. По одной простой причине - очень хотелось сниматься у Данелия. В любом качестве. Данелия очень долго объяснял мне, чего он от меня хочет. В конечном счете я ему просто доверился - его авторитету, его таланту.
Из разговора с Павлом Лебешевым, оператором-постановщиком:
- Сценарий "Кин-дза-дза!" не был для меня таким уж непривычным. Фантастику я всегда любил. Хотя для меня это была реальная история. В сценарии Данелия и Габриадзе все настолько похоже на нашу жизнь, на весь маразм, который нас окружал, на всю эту затхлость и ужас, с этими ПЖ - власть имущими, купающимися в бассейнах, когда у народа нет воды, - что у меня не было никаких сомнений: в сценарии было выведено наше общество.
Из разговора с Георгием Данелия:
- Почему в начале 80-х вы вдруг ощутили тягу к такому странному жанру, как фантастическая комедия?
- Вовсе не для того, чтобы что-то такое сказать эзоповым языком или спрятать фигу в кармане. Я, если уж что говорил, всегда говорил прямо. Просто мы спросили сами себя: вот человечество все ждет откуда-то высокоцивилизованных пришельцев, а откуда им взяться? Нас вдруг осенило: раз уж Вселенная бесконечна, то и таких созданий, как люди, тоже рассеяно бесконечное множество. И мы задали себе вопрос: до чего дойдет цивилизация, если она будет развиваться тем же путем, что и наша?
- Как проходил столь необычный для того времени сценарий через Госкино, как его оценивали чиновники?
- Кому я ни давал читать сценарий, в нем никто ничего не понимал: "Какие-то чатлане, пацаки, ку!" Тогдашний министр кино Камшалов, так тот просто сказал мне: "Если бы это был не твой сценарий, я эту х..ню бросил бы читать на первой странице!" А так ему пришлось дочитать до конца и, хоть он и ни бельмеса не понял, все-таки запустить фильм.
Поисками пепелаца занимался КГБ
Из разговора с Павлом Лебешевым:
- В Госкино сидели одни идиоты! На сто чиновников - 98 идиотов! Но если бы они были нормальными людьми, они бы просто не дали снимать это кино. Потому что более антисоветского, революционного - по всем понятиям - сценария я в жизни своей не читал!
Из разговора с Георгием Данелия:
- На всех этапах работа шла очень трудно. Прошел год - ничего из реквизита нет. Я пошел к начальству, но там ничего не сделали. Тогда я решил ехать в экспедицию с тем, что было.
Съемки шли так, что временами казалось, что ребята с планеты Плюк как-то узнали, что мы снимаем про них картину, и принялись всячески нам мешать... То декорация у нас горела, то пепелац вместо Каракумов отправили во Владивосток. Нашли его только через полтора месяца при помощи КГБ. Железнодорожники ответили, что они за пепелацы никакой ответственности не несут. А мы вместо того чтобы снимать в пустыне весной, попали в самое пекло!
Костюмов не было. Вот что надето на Леонове: ботинки - из картины "Тиль Уленшпигель". Матросские брезентовые брюки. Взяли какое-то зимнее белье, прожгли ворс и покрасили в коричневый цвет, натянули ему на туловище. Потом еще нам летчики со сверхзвуковых самолетов подарили старые летные костюмы. Если их разобрать, получится масса интересных вещей. Вот на голову Леонову мы и надели... гульфик от этого самого костюма. Мы жили в Небит-Даге. Там находится военный аэродром, а на свалках повсюду разбросаны потрясающие атрибуты. И я постоянно рылся на свалке, группа в ужасе хватала меня за руки: свалки кишели скорпионами. И вот я нашел там кусок какой-то ткани и прилепил на жопу Леонову! А костюм для Яковлева я самолично красил в пустыне в ванне с чернилами.
Однажды нам нужно было срочно снять одну из важных сцен. Я приезжаю на съемку, а на площадке - никаких декораций, один только администратор стоит. И грустно так говорит, что декорации выехали, но, скорее всего, застряли в песках. Ну что делать? Мы сели на машину, проехали по пустыне километров сорок и напали на какую-то свалку, куда выкидывали детали от нефтяных вышек - такие ржавые, похожие на кресты! Я был в полном восторге! Но их же нужно было еще вывезти! Таксист-туркмен обещал помочь с краном. И вот останавливает он одного туркмена, начинает его уговаривать, бурно руками размахивает, а я из всего речевого потока понимаю только "Леонов... Леонов... Леонов". Так мы и перевезли эти два креста, в декорации из которых и сняли всю сцену.
Жар камеру не ломит
Из разговора с Юрием Яковлевым:
- График съемок был суровый: утром в 6 утра - выезд в пустыню, иначе снимать нельзя, жара страшная. Днем температура песка доходила до 80 - 90 градусов. Работать было трудно. "Кин-дза-дза!" - самая тяжелая, самая страшная моя картина. Каждые 2 - 3 дня я летал в Москву и обратно: продолжал играть спектакли в Театре Вахтангова. И так все лето и осень.
Из разговора с Георгием Данелия:
- Помимо натуры, было у нас еще и несколько интерьеров. И каких! Мы снимали в местах, куда точно не ступала нога ни одного режиссера. В местах, покрытых вековой пылью. Например, на колосниках павильона. А эпизод, в котором герои в клетке поют "Мама, мама, что я буду делать", мы снимали под вращающейся сценой Театра Армии.
- Говорят, американцы возжелали узнать секрет использованных вами спецэффектов...
- Их больше всего поразила дешевизна. Еще на предварительных стадиях мы решили, что не будем повторять то, что уже было во многих фильмах - все эти суперсовременные летательные аппараты и прочие атрибуты будущего. Раз уж на нашей планете Плюк все загнивает, то и это все должно быть жуткое, ржавое. Как вы понимаете, в наших условиях этого добиться не так трудно.
Из разговора с Юрием Яковлевым:
- Со сценарием случались большие накладки. За день до съёмок Данелия раздавал актерам текст сцены, мы за ночь его выучивали. Но за ночь он успевал полностью переписать сцену и утром, как ни в чем не бывало, подсовывал совершенно новый текст нам. Не могу сказать, чтобы актерам это так уж нравилось. Текст-то был, мягко говоря, нестандартный.
Культовые фильмы иногда проваливаются
Из разговора с Георгием Данелия:
- На премьере в Доме кино фильм полностью провалился. Пошли письма возмущенных зрителей с вопросами типа: куда смотрит правительство? на что тратятся народные деньги? кто позволяет хорошим артистам сниматься в такой ерунде? как не стыдно режиссеру морочить голову советскому народу, и проч.
Из разговора с Юрием Яковлевым:
- Когда я впервые увидел картину, я опять-таки в ней ничего не понял. И был вообще страшно разочарован и в Данелия, и в себе. Реакция на фильм была, мягко говоря, очень неоднозначной.
Из разговора с Георгием Данелия:
- В отличие от моих коллег Параджанова или Тарковского мне в общем-то никогда не было плевать, уходят с моих фильмов зрители или нет. Я всегда стремился достичь уровня Чаплина, когда картину понимает и самый умный зритель, и не самый умный...
С "Кин-дза-дзой" в конечном итоге всё так и вышло. Среди массы ругательных писем было и несколько хвалебных. Читаю, например, одно письмо: "Уважаемый Георгий Николаевич! Мы пристально следим за вашим творчеством. Нам очень нравятся ваши картины, в особенности "Кин-дза-дза!", где вы предрекаете будущее нашей планеты. Мы слышали резкие высказывания в адрес картины, не обращайте на них никакого внимания!" И подпись: ученики 4-го класса такой-то школы. А с другой стороны, академик Лихачев написал где-то, что это блестящий фильм. Не скрою, оценка человека такого масштаба была мне очень приятна.
Из разговора с Юрием Яковлевым:
- Старшее поколение картину не приняло. Но при этом молодежь от 12 и старше и тогда, и сейчас принимает фильм совершенно на "ура". Мой младший сын, которому сейчас 30, всегда считал и до сих пор считает "Кин-дза-дзу!" лучшим фильмом Данелия.
Из разговора с Георгием Данелия:
- Фильму 15 лет. Сбываются ли заложенные в него прогнозы?
- К сожалению, все сбывается: у нас есть теперь пацаки, есть чатлане. Словарный запас уменьшился, скоро останутся только "ку" и "кю".
С композитором Гией Канчели мы специально добивались очень противного звука в фонограмме фильма - чтобы как бритвой по стеклу, чтобы мурашки шли по телу и чувство отвращения поднималось в душе. Но когда я сейчас слушаю в машине музыку к фильму, отвращения у меня нет. Может быть, потому что в реальной жизни все гораздо ужаснее?
Послесловие
Большинство создателей "Кин-дза-дзы" все эти 15 лет продолжали активно заниматься творческой деятельностью. Георгий Данелия поставил еще несколько замечательных фильмов, а недавно закончил новую картину - "Фортуна" - с Вахтангом Кикабидзе в главной роли. Павел Лебешев снял самые успешные фильмы последних лет - от "'Кавказского пленника" до "Сибирского цирюльника". Станислав Любшин уцелел в последних чистках во МХАТе, вызванных приходом нового руководства. Юрий Яковлев продолжает служить в Театре Вахтангова. Исполнитель роли Гедевана, Леван Габриадзе, живет ныне в Чехии. И все они, и мы храним светлую память об актере милостью Божией - Евгении Павловиче Леонове.
Подготовил Стас ТЫРКИН.

КРАТКИЙ ЧАТЛАНО-ПАЦАКСКИЙ СЛОВАРЬ
ПАЦАКИ - низшая каста.
ЧАТЛАНЕ - высшая каста.
КЦ - спичка.
ЦАК - колокольчик для носа.
ЭЦИХ - ящик для узников.
ЭЦИЛОПП - представитель власти.
ПЕПЕЛАЦ - межзвездный корабль.
ГРАВИЦАППА - деталь от мотора пепелаца.
КЮ - допустимое в обществе ругательство.
КУ - все остальные слова.

Статья старая. Павел Лебешев к сожалению ушёл в 2003 году.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments